Работать или не работать

Сегодня Благовещение - большой религиозный праздник. О том, что сегодня праздник, мне сообщила жена, сказав: - сегодня нельзя работать; а я только пришёл на объект ремонта. Я ответил ей: - Хорошо. Я понял. Слова жены породили множество мыслей, от которых я не смог отделаться целый день.

Вообще то, у меня сегодня выходной, работа частная и я волен планировать свои действия по своему усмотрению. Но, на самом ли деле я имею настоящую свободу действий? В работе принимают участие рабочие различных специальностей – электрик, отделочник, столяр; работа каждого мастера зависит от работы коллеги; рациональное взаимодействие всех мастеров создаёт слаженный рабочий коллектив; в котором работа спорится и водочка пьётся с удовольствием. Тем более, нынешний коллектив составлен из мастеров различных национальностей. Могу ли я им, вот так просто, сказать: мне сегодня нельзя работать – сегодня праздник. По – моему: жалкая отговорка; отговорка лодыря, ищущего малейший повод уклониться от работы; тем более, для представителей иного вероисповедания. Я очень не люблю подобные отговорки: можно либо веровать, либо не валять дурака; нельзя вспоминать о Боге только в некоторые дни, только тогда, когда это выгодно. Я переоделся и приступил к работе, потому что не считаю себя человеком верующим; хотя, и категоричным атеистом себя тоже не считаю. Выполняя работу я, в тоже время, пытался привести в порядок хаос мыслей о религии и мирской жизни; очевидно, пытаясь найти оправдание своим действиям. Есть некие силы, которые не подвластны нашему убогому обывательскому сознанию и жалким попыткам науки подогнать всё сущее под известные законы физики; силы, оказывающие влияние на всё сущее, не зависимо от нашего с вами проявления религиозных чувств. Религиозные деятели поступили более мудро: назвав всё не понятное – Бог, Создатель и, для основной массы населения всё стало просто и ясно – всему не понятному нашлось объяснение – Бог; а выражение: такова Воля Божья, стало общеупотребимым для всех демагогов, годящееся на все случаи жизни. Интересен тот факт: что «Воля Божья» понимается только применительно к себе любимому: на работе не сдал вовремя отчёт – Воля Божья; не выполнил порученное дело – Воля Божья; не отдал долг товарищу – Воля Божья; но, в тоже время: лишение премии за невыполнение задания объясняется совсем иначе – начальник идиот, не понимает; хотя и здесь просматривается та же Воля Божья; затопили соседей – Воля Божья; затопили соседи – козлы, пи – пи – пи и пи – пи – пи.

Бог – есть наша повседневная жизнь; наше отношение к окружающему миру; желание мирного сосуществование с себе подобными и с братьями нашими меньшими; понимание того, что детская сказка, в которой добро всегда побеждает зло, не применима к реальной жизни, где добро всегда в зависимом положении; по – этому главным жизненным принципом должно стать преумножение добра и укрепление его позиций. Добрые дела являются наглядным показателем отношения к Богу; шишки же, на лбу, от усердного коленопреклонения, свидетельствуют лишь, о незаурядном артистическом таланте, не понятом и не востребованном в другом месте, ищущем выхода; которому и отдаются, не жалея лба своего.

Всё, что полезно значь из религиозных догм – записано в Пятикнижии, в десяти заповедях, которые и являются Законом Божьим. Выполнение этих заповедей поможет избавить лоб от физического контакта с поверхностью пола культовых сооружений и сэкономит массу финансовых средств при выборе толщины свечей для взяткоприношения. Шишки на лбу и толщина свечей свидетельствуют не о наличии истинной веры, а, напротив, веру в то, что любое недостойное деяние получит «отпущение грехов», при правильном подходе; примеры этому мы наблюдаем ежедневно в повседневной мирской жизни и в новостных хрониках. По настоящему верующему человеку не нужны, ни церкви, ни попы, с их толкованием Божьих Законов, согласно своей человеческой натуре. По настоящему верующему человеку ни к чему идти на поклон к попу; голову склоняют перед Всевышним, а не перед его самозваными посредниками. Бог – он вездесущ, так что отдать ему дань почитания можно где угодно; если, конечно, есть что отдавать; а, вот, когда отдавать нечего, тогда и идут в церковь, к попу, что бы он уверил «верующего»: что тот верующий, потому что сам «верующий» в этом не уверен. Вера родилась без всяких попов; вера сохранялась простыми людьми в то время, когда попы, извращая истины веры, оправдывали злодеяния своих правителей, называя сии злодеяния Волею Господней. Со словами «С нами Бог» орды дикарей, с оружием в руках, во все века жгли города и уничтожали население, а попы возносили молитвы об успехах этих «Богоугодных» деяний.

Всё, что вы прочтёте в этой статье – моё личное мнение; я, ни в коем случае, не претендую на звание критика, не имею на это права; религия существует уже не одно тысячелетие и будет существовать дальше. Эта статья – результат размышлений, основанных на личном жизненном опыте. Сантехнику приходится общаться с огромным количеством людей всех слоёв общества и социальной принадлежности; физиология у всех одинаковая, а многолетние наблюдения показывают – правильное функционирование желудка никак не зависит, ни от степени религиозности, ни от различия вероисповеданий. После работы я не прочь потолковать с интересным человеком по душам, хоть за бокалом вина, хоть за рюмкой водки или коньяка, хоть за чашкой чая; интересных людей очень много вокруг нас; чтобы их увидеть нужно, просто, оторваться от экрана телевизора или компьютера.

Не являясь религиозным фанатиком, я не являюсь и фанатиком сантехнического ремесла; хотя и остаюсь верен ему уже более тридцати лет. Не являясь верующим человеком, я уважаю профессионализм во всём; в том числе, и в религии. У меня вызывают уважение глубоко религиозные люди, только не священники в столичных соборах; а монахи, удалившиеся от мирской суеты и посвятившие себя целиком служению Богу. На фоне показной религиозности, такое отречение от радостей мирской жизни говорит о многом и, в первую очередь, о преданности выбранному пути. Больше всего, в общении с монахами, мне нравится их отношение к собеседнику – они никогда не навязывают свою веру; уважают собеседника, не зависимо от его взглядов на религию, и такое отношение, и такая терпимость не имеет ничего общего с новомодным словом – толерантность, широко используемому политиками и журналистами. Я не собираюсь им подражать; у меня свой путь и этот путь не менее богоугодный, чем их.

Миряне, даже самые «религиозные», в их понимании, склонны подгонять религиозные понятия под свой образ жизни - под свои привычки и желания, иной раз, не имеющими ничего общего, ни с десятью Заповедями, ни с Новым, ни со Старым Заветами. Знаю одного верующего, который имеет оригинальный жизненный принцип – если не пить, тогда и жить зачем? Нет, этот верующий не является запойным пьяницей, тащащим из дома последнее; напротив – он хороший работник и заботливый семьянин, в домашнем хозяйстве у него полный порядок; несмотря на то, что в сумке или в кармане у него всегда ёмкость с алкогольным напитком; который он сам же и производит. Так вот, этот верующий считает: храм можно посещать в любом состоянии, а что бы не учуяли запах нужно, всего лишь, зажевать жвачкой; годится и мятная конфета. С его точки зрения этого действия достаточно для рандеву с Богом. Ему так удобно; удобно ли Богу – другой вопрос.

Несмотря на то, что я не являюсь верующим человеком, люблю, время от времени, зайти в храм, постоять где – нибудь в тишине, в сторонке, за колонной; чтобы не сбили с ног, не в меру ретивые, «верующие», рвущиеся занять место в первых рядах паствы, поближе к священнику, как будто есть разница; как будто не от вездесущего божества, а, именно, от священника исходит благодать и святой дух. От священника, как раз, может исходить дух земного производства, не имеющий ничего общего со святым. Если вы пришли в храм без Бога в голове, то и уйдёте с той же пустой головой.

Мне нравится наблюдать за религиозными обрядами, потому что они зрелищны, они красивы и несут благотворное эмоциональное воздействие. Иногда я «примерял» некоторые обряды на себя и, в конце концов, один из обрядов закончился моим участием в нём, так как ни что не мешает участвовать в обрядах, не зависимо от отношения к религии; конечно же, при условии соблюдения их последовательности. Мы с женой венчались; венчались после двадцати двух лет совместной жизни. Своим венчанием, мы ни в коем случае, не собирались продемонстрировать всем свою религиозность и богобоязненность; сей обряд, после стольких лет совместной жизни, ещё больше закрепил наши чувства; возможно, таким образом мы отдали свой долг неким высшим силам, создавшим условия для нашей встречи и незабываемого слова: «Да».

После одной из работ и последующей задушевной беседы с представителем религиозного культа, только иной конфессии, я пришёл вечером домой и под впечатлением разговора, больше в шутку, за ужином, сказал жене:

- Мы живём с тобой уже более двадцати двух лет, а ты у меня всё не венчаная.

Сказал просто так. В это время я смотрел в тарелку с супом, а не в лицо жены, по – этому не заметил, что оброненные мной слова, попали в благодатную «почву»; это выяснилось спустя некоторое время. Мои слова не только «прижились», но и дали благодатные «всходы». Я стал замечать: то тут, то там открытые книги религиозного содержания, обратил внимание на историю посещения сайтов в интернете; только не придал всему этому серьёзного значения – пусть развлекается; всё лучше, чем пялиться в телевизор. После, за делами, я и вовсе забыл о своих словах и однажды, вечером, меня ждал неожиданный сюрприз – меня встретила, сияющая счастьем, жена со словами: - Такого - то числа мы будем венчаться; нам назначен день!

Меня такое сообщение очень удивило – не ожидал; но не огорчило. Я поймал себя на мысли: что, каким - то образом, был даже готов к этому; возможно – была духовная потребность; тем более – моя жена человек обстоятельный, не терпящий поспешных решений. Может быть, её энергетика передалась мне в процессе осознания ею таинства намеченного обряда. Как оказалось, жена подошла к моим словам со всей возможной серьёзностью. За короткое время она изучила массу литературы, неоднократно посещала, облюбованный ей, собор, где, даже, свела знакомство со священником; чтобы из первых уст получить, интересующую её, информацию. Наиболее приятным аргументом в пользу венчания явилось известие жены:

- Для венчания нет ни каких препятствий, - таинственно добавив: - обрезание делать не нужно, как при иных вероисповеданиях.

Вот так известие! Я и не подозревал, что мог быть подвергнут насилию. Как и для меня, так и для жены, вопрос веры только личный духовный выбор, а не публичная показуха; по – этому, как выяснилось в последствии – больше всего жену волновал вопрос, именно, публичности. Она уже не молодая девочка и ей совсем не хотелось стать предметом непонимания и насмешек; ведь, и братья, и сестры не лишены человеческих пороков и не прочь позлословить:

- Смотри ка, старая перечница вырядилась.

Такую и подобную ей оценку приходилось слышать неоднократно. К великому облегчению жены, вопрос публичности разрешился самым благоприятным образом. После осторожного вопроса священнику:

- Я, всё - таки, не молодая невеста и мне немного стыдно.

Священник предложил простое решение – венчание проводить вечером, после всех служб; когда в храме почти никого не остаётся. Нет зрителей – нет, и дурацких комментариев, и никчёмных оценок. Обряд прошёл в тесном окружении ближайших друзей, без никчёмной массовки. Мы не ставили себе цели – стать ближе к Богу; желание венчаться стало нашим обоюдным, осознанным решением; которое, спустя много лет совместной жизни, только подтвердило крепость нашего союза и укрепило его энергетикой неведомых сил. Стоит ли докучать Богу с венчанием в начале совместной жизни? Думаю - не стоит. Ничто не сможет сохранить семью – ни огромные иконы, ни толстые свечи; игра на публику и демонстрация достатка – недостойные деяния. Огромное количество молодых пар, стараясь подражать телевизионным кумирам, прошли через обряд венчания, ссылаясь на «Волю божью» и расстались, объясняя своё решение «Волей божьей». Жалкое объяснение, присущее скудоумию человека; унижающее достоинство Бога, как всемогущего и всеведущего существа. Если бы действительно была «Воля Божья», тогда Бог отодрал бы за уши юных мечтателей и пинком выкинул бы на улицу; таким образом покинули бы храм большинство «верующих»; чтобы не докучали своими фантазиями; упрекая Бога в своих неурядицах.

Вот такие мысли сопровождали меня весь день во время работы. Жена работает по графику – по - этому грешит ненамеренно; я грешу сознательно, потому что, не смотря на естественные женские особенности, жена имеет массу положительных качеств; жена очень дорога мне и после земной юдоли я хочу быть там же, где будет и она. Аминь.

ПеВлаНи